Елена Кузьмина об ЕАЭС: Отношение к наблюдателям более лояльное, чем к тем странам, с которыми есть ЗСТ

Елена Кузьмина об ЕАЭС: Отношение к наблюдателям более лояльное, чем к тем странам, с которыми есть ЗСТ

Интервью с руководителем сектора Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН, российским экспертом Еленой Кузьминой.

- Как интеграция Казахстана, Кыргызстана, Беларуси и Армении в ЕАЭС повлияла на экономику этих стран? Что эти страны приобрели, в каких областях и что потеряли от вступления в организацию с экономической точки зрения?

- Ну, во-первых, у всех стран увеличилась таможенная квота. Потому что по тем документам, которые приняты в ЕАЭС, она распределяется не по объёму национальной экономики, а по разработанной формуле. Фактически все страны получили часть дохода за счёт РФ. Это первое. Во-вторых, что наиболее важно для населения, - они получили достаточно приемлемые условия для трудовой миграции. Причём, речь идёт и о вопросах устройства на работу, и о правилах устройства на работу, по сравнению со всеми остальными. Речь идет о социальной защите в очень многих вопросах и, самое главное, о пенсии. Начисляются пенсии вне зависимости от страны. Та часть пенсии, которая начисляется работодателями, начисляется всем, где бы они не работали.

Далее, особенно на начальном этапе - это примерно 3-4 года - резко возросла торговля, потому что были убраны различные виды пошлин. В ЕАЭС убраны все торговые пошлины, сейчас идёт работа над тем, чтобы снимались нетарифные ограничения, то есть какие-то национальные запреты. Эта работа идёт не так быстро. Но она идёт, и достаточно большое количество этих ограничений уже убраны, что тоже способствует развитию торговли. Кроме того, у стран появились возможности. Сейчас координируется рынок сельхозпродукции. Это очень важно, потому что фактически у всех стран ЕАЭС доля аграрно-промышленного комплекса очень большая или достаточно большая. У всех по-разному, меньше всех у России, больше всех у Кыргызстана и Беларуси. Для стран, которые занимаются развитием производств (и это было в документах при вступлении в ЕАЭС), очень важно, что они хотят уравновесить свои экономики. Речь идёт о том, что всем хотелось сойти с энергетической иглы, то есть, чтобы экономика занималась не только ресурсами, но и производственной сферой. И здесь тоже есть определённые подвижки, они, возможно, продвигаются значительно сложнее. Можете сказать, что энергетические экономики только две - Россия и Казахстан, но это не так, потому что доля энергетического сектора практически во всех странах значительна и очень серьёзно влияет на экономики этих стран. В первую очередь на производственную сферу. Это важный момент.

Есть ещё другие нюансы. Для стран-членов расширился рынок сбыта товара. Давайте не будет забывать, что даже если мы ведет отчет с 2010 года, с того момента, когда появился таможенный союз, реально работающий таможенный союз России Казахстана и Беларуси, все равно прошло не очень много времени с точки зрения формата любого интеграционного объединения. Если мы будем смотреть на другие, то увидим, что очень многие вещи в большинстве объединений решались значительно позже. Конечно, это достаточно важные вещи, но надо дальше развиваться.

- Вопрос о потерях – что потеряли, где проиграли страны ЕАЭС?

- Я думаю, что в любом случае, шло в определенной мере распределение производственных мощностей. Где-то, в каких-то отраслях и в каких-то странах увеличилась продажа российских товаров, где-то страны не получили вход в российские компании, где-то, наоборот, получили доступ. То есть вот это перераспределение нужно рассматривать по отраслям, по промышленности и по возможностям.

Здесь кто-то из бизнеса скажет, что мы проиграли, кто-то скажет, что мы, наоборот, выиграли. Причём, когда говорят о выигрыше, речь не идет только о российских компаниях, как это иногда пытаются представить. Скорее, российский бизнес представляет в тех или иных случаях инвестиции. Допустим, где-то в Казахстане это производство сахара, какие-то промышленные производства. Чаще всего получается, что, наоборот, производство расширяется или видоизменяется. По тому же Казахстану, в начале говорили о том, что российские производители не пускают на рынок производителей мучных изделий (макарон), а в итоге оказалось, что часть российского товара попала на казахстанскую территорию. А Казахстан примерно через 2-3 года начал достаточно широко продавать в России определённые виды этих товаров. Он не продаёт их, например, в Москве, Санкт-Петербурге, но российский рынок не состоит из рынков Москвы и Санкт-Петербурга. И даже я в поездках по региону, вижу в продаже различные мясные консервы и особенно мучную продукцию казахстанского производства. То есть здесь идет перераспределение. Кто-то приспособился, кто-то не приспособился, кто-то, наоборот, развился достаточно быстро. Поэтому здесь очень часто говорят, как хорошо, что у нас общие правила, малым экономикам, например, Кыргызстану даже был создан специальный фонд развития для того, чтобы развивалось киргизские производство. Есть те, кто приобрели, есть и потерявшие, но
больше положительного эффекта от ЕАЭС.

- Мы слышим от российских экспертов, что Азербайджану не помешало бы интегрироваться в ЕАЭС. Какие выгоды может получить Азербайджан от вступления в этот союз? Что готов предложить ЕАЭС Азербайджану, чтобы его заинтересовать?

- У Азербайджан примерно те же проблемы, что и у всего постсоветского пространства в целом. Очень большая доля энергетической экономики, но при этом в ней занята очень небольшая часть населения. Достаточно большая часть населения занята в сельском хозяйстве, и если посмотреть, в нашу сторону основные экспортные грузы из Азербайджана это в основном продукция сельского хозяйства, в первую очередь вкуснейшие овощи и фрукты, ягоды из Азербайджана. Азербайджану необходимо расширить свое присутствие на рынке ЕАЭС, это было бы очень удобно, потому что общие правила игры. Причем я могу очень точно сказать, что той продукции, которую посылает Азербайджан, недостаточно в Беларуси, Казахстане, ну и, в принципе, на российском рынке, несмотря на то что достаточно серьёзно продвинулись в этих вопросах и Кыргызстан, и Узбекистан, который тоже получил свой плюс от того, что является наблюдателем в ЕАЭС.

Для Азербайджана это очень важно, особенно учитывая мировые тенденции перехода к углеродной нейтральности, ему очень важно иметь подушку безопасности. Во-первых, нужно часть этих ресурсов перерабатывать, чтобы она была экологически приемлема, а не отправлять сырую нефть или сырой природный газ. Необходимо развивать некоторые виды других промышленных производств и конечно делать это значительно проще в рамках объединения, и это уже стало понятно и Беларуси, и Казахстану. Почему я говорю именно о них, потому что у них производственная сфера больше, чем у Кыргызстана и Армении. Хотя отдельные элементы производства есть и в этих республиках, я имею в виду именно промышленное производство. Плюс уравновешенные транспортные тарифы на всей территории ЕАЭС. Мне кажется, что очень важны для Азербайджана транспортные коридоры, которые открываются в связи с тем, что в общем-то в основном решён карабахский вопрос. Поэтому, если мы говорим о чистой энергетики, здесь перед Азербайджаном может встать такой же вопрос, как перед Казахстаном, Узбекистаном, Беларусью — это атомная энергетика. Достаточно хорошие технологии у РФ, тем более, что большинство соседей вокруг Азербайджана пользуются российскими разработками. Причём я говорю не только об Армении, но также об Иране и Турции, которые достаточно интенсивно сотрудничают с Россией в этой сфере.

- Какие возможности стране предоставляет статус наблюдателя в ЕАЭС?

- Во-первых, все то, что происходит внутри ЕАЭС, все те изменения законодательства, которые есть. А в законодательстве практически каждый месяц вводятся какие-то новшества. Я как эксперт получаю от них специальные дайджесты, там достаточно многое делается и достаточно регулярно. Это, конечно, даёт возможность получения большей информации, развития больших возможностей. Кроме того, конечно, отношение к наблюдателям во всех сферах экономики более лояльное, чем к тем странам, с которыми даже есть зона свободной торговли или вообще никаких особых документов нет. То есть это удобно. Могут быть какие-то частичные привилегии, но, конечно, в полном объёме только постоянные члены получают и таможенные привилегии, и возможности снижения нетарифные ограничения.

Если мы говорим об Узбекистане, то он нарастил сотрудничество с Россией и с Казахстаном именно в торговле. И нарастил достаточно серьёзно за год - если я не ошибаюсь, там рост порядка 15-20%. И в том числе благодаря тому, что есть более широкие возможности. Тарифы не снимают, но есть возможности другого уровня.

- По поводу опасений стран, которые хотят вступить в ЕАЭС или получить статус наблюдателя, относительно того, что местный бизнес, отечественное производство может пострадать в результате потока товаров, которые будут поступать на местный рынок от партнеров по союзу. Насколько сильно влияние этого процесса?

- Я повторюсь, какой-то бизнес может пострадать, а какой-то увеличится. Но если мы посмотрим на специфику торговых возможностей Азербайджана, то я бы сказала, что они не очень сильно перекликаются с теми странами, которые находятся в рамках ЕАЭС. Ну, как не возил, так и не будет возить овощи и фрукты в Кыргызстан, у которого их достаточно, но есть для этого очень широкое поле в России и Казахстане. Я не вижу в той структуре азербайджанской экономики, которая имеется сейчас, очень уж больших опасностей для того, чтобы были замещены производства или те же потоки углеводородов. Они никак не могут быть замещены, они могут быть только дополнены. Есть возможности защиты национальных рынков, и это прописано в законодательстве. Ведь союз тоже развивается и тоже наступал на определенные «грабли», и этими вопросами серьёзно занимались.

- Что конкретно прописано в законодательстве о защите национальных рынков?

- В первую очередь, там есть определённые виды защиты рынков, тем более что сейчас формируется и общий рынок сельзозпродукции и рынок электроэнергетики. Сформирован рынок фармпромышленности. Это все на сегодняшний день находится на стадии оформления правил. Плюс, лишь небольшая часть законодательства отдана в наднациональный формат, то есть у самих национальных экономик останется ещё много возможностей защищать свои рынки.

Подготовил Сеймур Мамедов
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий